Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:30 

S.I.R. [Scandals. Intrigues. Risks]. Глава IV

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)
А в моем новом кабинете солнечные батареи стоят : -D Здесь можно поджарится при солнце в -22 и замерзнуть, кутаясь в плед, при облачности -2... Обожаю свою работу :heart: А сегодня, кажется, меня ждет потоп *подозрительно смотрит на протекающие окна*. Упс...



Название: S.I.R. [Scandals. Intrigues. Risks]
Фэндом: Naruto
Автор: Канаме Сейю
Бета-ридер: Hort.
Жанр: Detective
Персонажи: Наруто/Саске, Нагато/Итачи, Саске/Сай
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: Право авторства на персонажей принадлежит Масаши Кишимото. Произведение не преследует извлечения коммерческой выгоды. Убедительная просьба ставить меня в известность, если у вас возникнет желание опубликовать текст на другом ресурсе.
Предупреждение: AU. Специализированная лексика.

Автор имеет очень смутное представление о японских правоохранительных органах, как о быте, культуре, криминалитете, политике и при изложении текста руководствуется своими скудными знаниями и фантазией в пределах разумного. Автор всегда рад отзывам, предложениям, замечаниям, конструктивной критике и ссылкам на интересные источники о Японии. Еще автор знает, что очень медленно пишет, и благодарен читателям за терпение и поддержку.
Всех люблю :-* Канаме Сейю

Старая версия: [Приквел]; [Пролог]; [Глава I]; [Глава II]; [Глава III]; [Глава IV]; [Глава V]; [Глава VI]; [Глава VII (I)]; [Глава VII (II)]; [Глава VIII]; [Глава IX]; [Глава X (I)]; [Глава X (II)]; [Глава X (III)]; [Глава XI]; [Глава XII]; [Глава XIII]; [Глава XIV]; [Глава XV]; [Глава XVI]; [Глава XVII]

Предыдущие главы: [Пролог]; [Глава I]; [Глава II]; [Глава III]


Глава IV


Наруто не считал себя неудачником. И действительно верил, что карма достаточно поиздевалась над ним в этот день – пора бы и честь знать! Так он думал даже когда вошел вслед за Какаши-сенсеем в следственное управление и, поймав полицейского, спросил, где найти девятый кабинет.

– Вам сюда, последняя дверь слева. Вам нужна именно эта дверь.

Ощущение подставы пришло позже, при виде той самой двери. Видимо, он был не первым, у кого увиденное вызывало вопрос, не ошибся ли он с адресом.

Металлическая девятка потеряла верхний шуруп и перевернулась; рядом с ней по обе стороны кто-то (не без чувства юмора) подрисовал красным маркером ещё две шестерки.

Прямо под номером висел прилепленный скотчем клочок бумаги: «Для того опера, который обещал быть к девяти. Головы потерпевших оставьте в холодильнике на кухне». 8:35.

Ниже – еще один: «Хидан, мать твою, забери своё барахло из холодильника! И сдай отчет за прошлый месяц!». 12:01.

Интересно, знают ли судмедэксперты, что головы потерпевших морозятся в холодильниках следователей? Наруто тяжело вздохнул, постучал и, извинившись за беспокойство, открыл дверь.

И подпрыгнул от неожиданности, когда в косяк что-то вонзилось. Наруто опасливо покосился на застрявший в стене дротик, пролетевший чуть правее круглого диска дартса.

– Не стой на пороге с разинутым ртом! Или заходи, или шагай обратно! – раздался громкий приказ. Наруто в шоке повернулся на источник звука. Им оказался немолодой мужчина, который внимательно рассматривал лежащий перед ним кистень. Второй мужчина, обложившись документами, долбил по кнопкам калькулятора. На кого из двоих стоило наорать за косоглазие и опасные игры в дартс, было непонятно. Наруто прикрыл за собой дверь и сверился с именами на табличках.

– Мать твою, сдох! – первый следователь с досадой долбил по крышке ни в чем не повинного принтера. – Дай картридж, Какузу. Я знаю, ты оставил про запас!

– Ты за предыдущий не расплатился, – раздалось в ответ от второго.

– Ты такими глаголами перед своими выдвиженцами раскидывайся! А я, твой горячо любимый коллега, заслуживаю бесплатного одолжения!

– «Одолжить» и «бесплатно» не живут друг с другом, Хидан.

– Не извращай мои слова! А ты, парень, откуда взялся? – стоящий у стола Наруто наконец удостоился внимания.

– Из прокуратуры. Привез запрос по экспертизе, – процедил Наруто, протягивая документы. Испуг прошел, уступая место тихо зреющей злости.

– А для факсов и электронной почты прокуратура слишком благородна стала, – проворчал следователь, забирая запрос.

– А вы не боитесь кого-нибудь покалечить этим? Они ведь даже не магнитные! – Наруто ткнул назад пальцем, указывая на дартс.

– Я-то боюсь? – с мрачной усмешкой покосился на него следователь. – Нисколечко. Никто еще не жаловался. А если в штаны наложил и хочешь стать первым – валяй: кабинет начальника на втором этаже. Первая дверь слева от лестницы. Как раз успею твои документы нарыть.

Наруто стиснул зубы, оставшись стоять на месте. Бежать жаловаться он точно не собирался. Хотелось врезать по наглой следовательской морде, но, как ни печально, он же и получит потом выговор. Наруто слышал о знаменитом «кровавом следователе», Мацураси Хидане, у которого была самая высокая раскрываемость преступлений по убийствам в управлении, но никогда не встречался с ним лично. Если бы не запрос, он бы, пожалуй, предпочел «не встречаться» и дальше.

– Слышь, коллега, скоро у нас головная боль начнется: в прокуратуре наглый молодняк растет.

– Это молодняк уже полугодовой давности, отвали, – угрожающе прошипели с другого конца кабинета.

Наруто решил игнорировать провокационные выпады в свой адрес. Он прикусил язык, с повышенным интересом рассматривая прислоненную к стене... косу с тремя лезвиями. На бирке значилось, что это орудие убийства, которое нужно сдать в отдел хранения вещественных доказательств.

– Активы с пассивами дружат, что ли? И кто на этот раз должен доминировать?

– Пассив *.

– Неправильные какие-то твои бухгалтерские пассивы. Вот было у меня одно дельце. Паренек грохнул своего любовника, а его адвокат потом мне упорно доказывал, что это было состояние аффекта. Гормональное на пятнадцать ударов ножом! Я очень внятно и подробно объяснил, что думаю о таких «состояниях аффекта». Так этот хмырь потом накатал на меня жалобу, что я не соблюдал какие-то этические правила допроса и ржал слишком громко!

Если в этом кабинете и слышали об этических правилах допроса или элементарных правилах вежливости, то очень давно и очень мельком.

– Слушай, давай ты мне – картридж, а я твоих активов с пассивами так поссорю, что они друг друга на дух терпеть не смогут! – Хидан штампанул подпись и протянул Наруто документы. Тот вылетел из кабинета быстрее пули, зарекаясь, что хрен он больше согласится разносить запросы по всяким следователям. Даже если это будет прямой приказ начальника.


– Глаза вянут смотреть на этих зеленых. И эта мелюзга еще «надзирает» за моими расследованиями?! – Хидан буравил дверь недовольным взглядом. Вытащил из стопки карандашей завалявшийся дротик. Дартс висел на противоположной стене кабинета, и по потыканным обоям было видно, что глазомер бросавшего иногда давал сбой.

– Бесишься из-за ерунды. Вообще-то стажеры не надзирают. Надзирает прокурор.

– Наш Хатаке-то? Ты сейчас пошутил, правда при том, что ты не знаешь, что это такое, – Хидан бросил дротик и выругался, промазав. Недовольно посмотрел на принтер. – И как я должен соблюдать сроки, если полдня выискиваю эти гребаные картриджи?

– Лидер вызывает нас сегодня вечером. Пойдешь один. Я дежурю.

– Из-за Данзо? Не знаю, каким он был нам союзником, а вот гадом порядочным. Ладно, пошел я холодильник чистить.

– У тебя же один потерпевший. Как оказалось, что головы две?

– Потому что эти идиоты-оперативники нашли на дне пруда две головы и не смогли сами решить, какая из них моя! Так ты мне не дашь?

– Чего?

– Картридж!


Полгода назад персонал «IS» пополнился тремя молодыми специалистами. Саске был выпускником престижного института Васэда, а вот Хьюга Недзи и Яманака Ино окончили юридический Тодая. Все трое могли пока похвастаться только временными лицензиями. Они могли вести дела, консультировать клиентов, выступать в суде, но – под кураторством практикующих адвокатов.

Пройдет два или три года, прежде чем они сдадут квалификационный экзамен, получат адвокатский значок и уйдут в вольный полет.

Саске не чужды были амбиции: он был одним из лучших в своем выпуске и считал, что должен стажироваться у лучшего специалиста. И его совсем не смущало, что этим специалистом в «IS» был его старший брат. Но Итачи «закрепил» его за другим адвокатом, пояснив, что на первых порах им нужно соблюдать субординацию на работе.

Субординация амбициям не препятствие, решил Саске и стал напрашиваться с Итачи в судебные процессы. Это немного выводило из себя его наставника. Сораку-сан взял с Саске обещание, что эти «побеги в суд» он будет терпеть ровно до первого невыполненного поручения. Один промах – и Саске засядет в четырех стенах корпеть над бумагами.

Сораку-сан был умудренным опытом адвокатом, со стажем в двадцать лет. Он прекрасно понимал желание Саске учиться у брата, но ставил жесткие рамки, чтобы держать самонадеянность молодого стажера под контролем.

Саске как раз направлялся на ковер с повинной, когда услышал громкий смех. Он остановился, рассматривая из-за приоткрытой двери кабинет. Отделанный в старомодном европейском стиле кабинет руководителя одной из ведущих адвокатских контор префектуры. С его ракурса можно было увидеть огромный стенд с юридической литературой. А если мысленно представить помещение полностью – напротив окажется черный кожаный диван, далее – небольшой шкаф со встроенным баром. Около окна, лицом к двери – дубовый стол.

– Сколько мы сможем сохранить денег от налогов? – послышался голос Итачи.

Саске подошел чуть ближе и заметил стоящего около стола человека, задумчиво почесывающего затылок. Учиха Шисуи так делал, когда раздумывал над ответом – отчего его прическа вечно стояла дыбом.

– Миллионов пять, если постараться, – ответил он.

– Тогда договаривайся на следующие условия: мы составляем завещание, гарантируя снижение налогов на тридцать процентов, но при этом он подписывает распоряжение на наши услуги по утверждению завещания. Нужна будет помощь, скажешь. Заключаешь контракт – отчет через две недели.

Саске еще шагнул вперед и увидел, как Итачи сделал карандашом несколько пометок на бумагах и передал их Шисуи.

– Я правильно понимаю, что наше предложение действует до завтра? – шутливо отдал честь адвокат-налоговик. Итачи чуть улыбнулся, явно оценив его понятливость. Стоит ли упоминать, что Шисуи приходился им троюродным братом, а с Итачи они ещё с детства были закадычными друзьями? И стали не менее закадычными коллегами.

Шисуи успел немного поработать под начальством их отца, пока астма не подорвала его здоровье. Обладая всеми качествами и знаниями, которыми должен обладать адвокат, в том числе неиссякаемым запасом наглости и настырности, в суде Шисуи был серьезным оппонентом для любого судебного юриста.

Саске отошел от двери, не желая быть пойманным. Заметь его Шисуи – не избежать шуточных обвинений в сталкерстве.

Вовремя. Только он отошел на несколько шагов, как с другого конца коридора его позвали по имени. Саске считал себя эмоционально непрошибаемым человеком, но Яманака обладала удивительным даром доводить его до нервного тика. Белокурая девушка уже целенаправленно шла к нему либо с очередным глупым вопросом, либо собираясь пригласить пообедать вместе. Саске кивнул в знак приветствия и быстро скрылся за дверью кабинета своего наставника, успев разглядеть, как она закатила глаза. Нет, он не сбежал, как она подумала. Просто не стоило заставлять Сораку-сана ждать.


Планерка состоялась на полтора часа позже назначенного, потому что Какаши-сенсей соизволил опоздать. Впрочем, это никого не удивило. Приехавшие следователи в ожидании оккупировали кабинет помощников и смели недельный запас кофе с печеньками. Наруто выловил своего сенсея, желая побольше узнать о деле и «наемниках».

– Мы так называем наемных убийц, – ответил Ирука-сенсей, – которые работают под... под покровительством. Якудза, политиков, бизнесменов – тех, у кого есть влияние и возможность «прикрыть» уголовное дело. О наемниках мало что известно, да и немного их. Если есть подозрения, что в убийстве замешан наемник – дело забирает Контора *.

– Контора? – оживился Наруто. О Конторе среди следователей и прокурорских ходили легенды. Люди из Конторы считались элитой внутренней разведки. Их боготворили не меньше, чем ненавидели.

– Да. Управление расследований общественной безопасности. УРОБ. Их конек – политический сыск. Наемники связаны с якудза и политиками, значит, есть заказчик из верхов. А когда жертва тоже политик, возникают опасения, что сильные мира сего начинают делить территорию.

– То есть расследование будет просто на более высоком уровне? Префектурном? Федеральном?

– Нет, ты не понял, Наруто. Они не следователи. Они не преследуют наемников, даже если им известно, кто совершил убийство. Потому что наемники – только исполнители. Их интересуют заказчики. Их цель – предупреждение политической войны, что – считается – важнее расследования одного убийства. Все остальное – не нашего ума дело.

Было невооруженным глазом видно, что такой подход противен сенсею. Система строится на законах, принципах и ценностях. Закон говорит, что виновный должен понести наказание. Контора же, ставя в приоритет свои задачи, пренебрегает законом.

Наруто, хоть и был согласен с сенсеем, пока не торопился высказывать свое мнение. Он не испытывал святого благоговения перед законом, но забивать на него тоже было неправильно. Наруто помотал головой. Дискутировать он не любил – он любил действовать. А подумать можно и потом.

– А откуда мы вообще решили, что это сделал наемник? Из-за того, что тело пролежало так долго, и его не тронули мародеры? Да на это может быть тысяча и одна причина!

Однако сомнения прогрызали его показную уверенность. Минато* был прибрежным центром экономической индустрии, но и здесь были кварталы, где люди отнюдь не шарахались от трупов и пренебрегали добычей. Это будет один из множества вопросов, на которые им придется найти ответ.

На планерке никто не произнес вслух слова «наемник». Опрос жителей квартала ничего не дал – никто ничего не видел и не слышал. На оружии следов не было. Судмедэкспертиза показала, что убитый не был пьян. Признаков насильного привода тоже не было.

Сарутоби Асума, возглавляющий Отделение Главного полицейского управления Токио в их районе, выделил на предварительное расследование трех следователей.
А потом заявил, что уже завтра из Конторы к ним пришлют двух специалистов, которых они обязаны допустить к расследованию. Они будут помогать следователям. Точнее, прощупывать, стоит ли дело великого внимания УРОБ. По лицам присутствующих было видно, что им никто особо рад не будет.

Хотя Наруто было интересно посмотреть и на людей из знаменитой Конторы, и на методы их работы, но вот только хрен его кто возьмет на оперативные действия. Спасибо, если с бумагами доверят работать. Но будущий прокурор не унывал: он-то знал, что каждое большое расследование сопровождается большой горой сопровождающей документации. И в какой-то момент следователям все равно понадобится техническая помощь – сделай опись, направь запрос, проверь протокол на опечатки. А кто как не они с Шикамару справятся с этим лучше всех?..

Шикамару благополучно продремал большую часть планерки, так что его мнения на этот счет никто не спрашивал.

...
Дом встретил своего хозяина тишиной, которую нарушало только гудение холодильника да легкий шум телевизора за стеной. Наруто скинул пиджак и упал на кровать. Но несмотря на ранний подъем и насыщенный день, сон никак не шел.

После пятнадцати минут изучения потолка пришлось смириться с бессонницей. Наруто знал, что любимая работа стала плохо отражаться на здоровье. Об этом неустанно напоминала и Сакура своими периодическими ворчаниями. Наверное, придется встать и поработать. Нет, он не был трудоголиком, но искренне надеялся, что проверка протоколов привлечет крепкий сон.

Дождь за окном продолжал неистовствовать. Падающая с неба вода рисовала незатейливые узоры на стекле.

...
Саске запер за собой дверь и, сбросив ботинки, прошел на кухню. Он промок до нитки, хотя пробежал всего несколько метров от машины до подъезда.

Итачи сказал, что не будет ночевать дома. Саске не задавал вопросов. Итачи всегда делился с ним тем, что считал нужным. Не исключено, что они с Шисуи снова решили найти приключений на ночь глядя.

Одно время он злился, что старшие оставляют его «за бортом». Сейчас его раздражало, что придется с утра выслушивать очередные барные байки.

Саске взлохматил волосы, но сморщился, почувствовав, что локоть все еще болит: столкновение в суде не прошло без последствий.

Громкое мяуканье привлекло его внимание. Хина сидела на пороге и, не мигая, наблюдала за ним. Ждала, что ее покормят.

Породистая британка была капризной дамой, но питала самые теплые чувства к Итачи. И считала, что Саске оккупировал часть ее квартиры. Саске считал, что кошке пора купить намордник.

...
Итачи свернул с широкой магистрали в жилой переулок. Свой джип он оставил на охраняемой автостоянке, в паре кварталах: здесь была пешеходная зона.

Фонари угрюмо освещали тесно прибившиеся друг к дружке здания. Из местного бара доносился веселый хохот. Около входа крупный мужчина – вышибала – смолил дешевые сигареты, поглядывая на часы.

Почти одиннадцать.

Это заведение не отличалось воспитанной публикой, а на пороге можно было по неосторожности наступить на осколки разбитых бутылок. Однако, несмотря на репутацию бара, его хозяин был трезвомыслящим человеком и знал толк в конфиденциальности. А еще – в деньгах.

Прямо под его баром располагалось «забытое» властями бомбоубежище, которое хозяин с радостью предоставлял в пользование привилегированным гостям. Несколько лет назад там собирались якудза, а когда после крупной потасовки местная клановая ячейка сильно поредела, контроль над кварталом перешел к «Акацки». И теперь они стали привилегированными гостями.

Если пройти через черный вход, можно было пройти к ведущей под землю лестнице, минуя зал с громкими посетителями. После нескольких пролетов проход перегородит бронированная дверь. Однако зайти можно, просто набрав пароль.

Никаких камер наблюдения – хозяева ценят уединенность. Внутри прохладно – батареи не справляются с огромным помещением, окруженным толстыми бетонными стенами. «Акацки» организовали себе настоящий рабочий центр: здесь был и тир, и компьютерный центр, и совещательный зал.

– Эй! – приветливо махнул рукой молодой парень с ярко-зелеными волосами. – А мы гадали, кого еще сегодня дернули! Не хочешь помочь нам спасти мир от зомби-апокалипсиса?

Из наушников на его шее громко играла музыка, предвещающая начало баттл-раунда.

– Я пас.

– Не быть тебе героем, – заядлый геймер не сильно огорчился, получив отказ, и вернулся к игре.

Конан подняла глаза от книжки и поздоровалась, по привычке заправив синюю прядь за ушко. Посапывающий на диване Кисаме продолжал посапывать.

За кухонной перегородкой слышался спокойный голос Сасори. Несмотря на поздний час, он раздавал указания своим подчиненным.

– Сгинь с кресла, кактус, мне принтер нужен! – Хидана сложно было не заметить.

А вот присутствие мужчины с белой катаной заставило Итачи напрячься. Лидер «Хэби» всегда вызывал у него неприязнь. Орочимару отвечал ему той же монетой.

Примечания:

* Какузу анализирует бухгалтерский отчет, состоящий из двух элементов: актива и пассива. Актив и пассив в итоговой сумме «сходятся», когда все расчеты верны.

* Управление расследований общественной безопасности при Министерстве юстиции Японии («УРОБ», «Контора») – организация, занимающаяся вопросами информационно-разведывательной деятельности и контрразведывательным обеспечением защиты страны. Их «клиенты» – экстремистские организации, радикальные политические партии и движения.

* Минато – один из двадцати трех специальных районов Токио.


Для Обзоров


@темы: Naruto, S.I.R.

URL
Комментарии
2015-11-25 в 20:41 

О, продолжение! Спасибки!!! :heart:

2015-11-25 в 21:06 

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)
Lada Mayne, читайте на здоровье :squeeze:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки с барной стойки

главная