12:23 

Сломать оковы: неоднозначное решение. Перевод. Глава VI

Канаме Сейю
Хороший герой с плохой ролью (с)
Название: Сломать оковы: неоднозначное решение (BtC: Questionable decision)
Фэндом: Naruto
Автор: anti-kk
Переводчик: Канаме Сейю
Бета-ридер: anti-kk
Жанр: Crime, family
Персонажи: Пейн, Наруто, Кьюби
Рейтинг: R
Дисклеймер: Приквел «Сломать оковы». Право авторства и иные личные неимущественные права принадлежат автору, право на перевод – мне, персонажи остаются в исключительном ведении Масаши Кишимото. Произведение не преследует извлечения коммерческой выгоды, размещение на иных ресурсах возможно с моего письменного согласия.
Состояние: Оригинал – закончен; перевод – в процессе.
Предупреждение: AU, насилие, жестокость, криминальная лексика.
Примечания: Отзывы, предложения и конструктивная критика приветствуются.
Разрешение на перевод: Получено.

Перевод: [Глава I-II]; [Глава III]; [Глава IV]; [Глава V]

Глава VI


Дома было очень холодно, но дело было не в прохладных ночах или тонких стенах новой квартиры (которая держала тепло на уровне двадцати пяти градусов). Нет. Пронизывающий холод, который он так остро чувствовал, был внутри его тела, его разума. А причина того была ясна и проста как божий день...

Нагато поднял глаза от жирных заголовков свежей газеты и взглянул на детей, тихо смотрящих глупый мультик по ТВ. Его взгляд задержался на спине старшего. Кьюби так ни разу не заговорил с ним с той ужасной ночи, а Нагато понятия не имел, как к нему поступиться. В большей мере Нагато надеялся, что мальчик скоро прекратит свой холодный саботаж и все станет как прежде, но ничего подобного. Кьюби продолжал его игнорировать. И в тот момент, среди его редких пробужденных эмоций, появилось кое-то еще. Страдание.

Нагато потер рукой грудь, раздраженно ворча своим мыслям. Это было просто смешно: с каких это пор чувства стали иметь для него какое-то значение?

Внезапный звонок телефона оказался как нельзя кстати, чтобы отвлечься, но, едва увидев, кто звонит, он резко одумался. И со вздохом ответил:
– Да, Джирая?

...
– Куда мы едем, Нага-чан? – Наруто беспокойно ерзал на сиденье, с трудом сдерживая волнение от поездки. А его задумавшийся брат определенно был не в восторге. Кьюби уставился в окно, смотря на каждое проносящееся мимо дерево или проезжающий автомобиль как на заклятых врагов.

Нагато посмотрел на них в зеркало заднего вида и снова сосредоточился на дороге.
– Просто небольшая встреча. Я подумал, вам стоит встретиться кое с кем.

– А? С кем? С кем? – тут же стал допытываться Наруто, дернувшись вперед, поближе к Нагато, несмотря на натянувшийся ремень безопасности.

Нагато пытался понять, как же устроен этот малыш. Как после всего пережитого, после всех травматических событий, случившихся за одну ночь, он продолжает улыбаться? Конечно, прошло уже три дня, но все же...
– Как ты справляешься?

Наруто наклонил голову, озадаченный столь глупым вопросом.
– Что?

Нагато прогнал мысль, покачав головой, и ответил на первый вопрос.
– Мы едем к Джирае.

– Что-о-о-о-о-о-о? Почему к нему?

Нагато вздернул бровь на надувшегося мальчика.

– Что не так? Ты не любишь своего дядю?

– Нет, – слишком быстро ответил Наруто. – Он постоянно обзывает меня «мелким террористом» или «сопляком».

– Хм, а ты разве не обзываешься в ответ?

Наруто склонил голову набок, источая невинность и очарование. Нагато дернул глазом и сильнее обхватил руль. Если бы он хорошо не знал этих пацанов, то подумал бы, что перед ним сама невозмутимость во плоти.

– Я?

– Ты.

– Но Эро-Сеннин и есть его имя, – запротестовал Наруто.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что он извращенец.

Нагато сжал губы в тонкую линию. «Откуда он вообще знает, что значит это слово? Какого черта, Минато?!».

– Все женщины его так называют, – тут же любезно добавил Наруто.

Нагато был в бешенстве и не хотел больше ничего слышать. На самом деле он-то лучше других знал про выходки своего старого учителя. Можно было даже сказать, что он знал его лучше всех. Так что ничего удивительного...

Нагато остановил машину около огромных ворот с выкованными железными буквами: «Прибежище Мудреца». Он подождал несколько секунд, прежде чем камера на правом столбе распознала его и подтвердила право въезда. Ворота распахнулись, машина проехала внутрь.

...
На встрече было немного людей, но их статус был далеко несопоставим с их числом.

Цунаде прервала разговор с подругами, Кацуей и Шизуне, когда заметила приезжих гостей. Ее легкая улыбка не укрылась от двух женщин, и они тоже повернулись посмотреть на красивого молодого человека, вошедшего в дом в сопровождении двух мальчиков. Кацуя тут же заворковала при виде малышей, а вот внимание Шизуне привлек к себе их провожатый.

– Кто это? – прошептала она, застенчиво заправляя упавшую темную прядь за ушко.

Цунаде заметила, как ее щеки слегка порозовели в присутствии статного мужчины, и не смогла сдержать усмешки, понимая любопытство своей ученицы.
– О? Интригует, правда? – поддразнила она.

– Цу-Цунаде-сама!

Цунаде тихо рассмеялась при виде покрасневшей Шизуне.
– Прости, Шизуне. К сожалению, это не твой мужчина, – произнесла Цунаде, смотря куда-то вдаль.

– В смысле?

Цунаде посмотрела на Нагато сквозь полуприкрытые глаза и тихо прошептала:
– В любом случае, я бы не позволила вам увидеться снова. В нем слишком много лжи.

Шизуне посмотрела на нее в замешательстве, не понимая, о чем говорит ее госпожа.

– Нагато! Наконец-то! – Джирая извинился перед курящими на заднем дворе джентльменами, закрыл за собой стеклянные двери веранды и направился к гостям, широко распахнув руки. – Иди сюда, дьявол, обними меня!

По спине Нагато пробежала дрожь. Он отступил назад, подставляя стоящих впереди мальчиков «под удар».

Наруто и Кьюби взвизгнули, внезапно оказавшись в захвате огромных рук, которые оторвали их от пола.

– Боже, ну и тяжелыми вы стали! Обалдеть! Подумать только, Нагато действительно нянчится с вами? – Джирая подмигнул Нагато, который в свою очередь смотрел на учителя так, будто хотел прямо сейчас въехать ему по роже.

– Эй! Поставь меня на землю, Эро-Сеннин! Ты воняешь! – заныл Наруто; ему совершенно не понравился запах одеколона, которым Джирая облился с ног до головы.

Воняю?! Знаешь ли, так должен пахнуть мужчина! Боже... Нагато, ты не мог бы научить детей быть ко мне более отзывчивыми?

– А они разве не отзывчивые? – Нагато не собирался потакать Джирае в этом вопросе.

– Ха... ха... ха... – Джирая выдавил кислый смешок. – Ты смешной, знаешь об этом? – он отпустил мальчиков, усмехнувшись, как они тут же рванули к Цунаде и крепко ее обняли.
– Милота, разве нет? – Джирая вздернул бровь, заметив странный взгляд, мелькнувший в глазах наемника. Любопытно. Не требовалось много времени, чтобы понять, что кроется за этим взглядом; особенно, когда он увидел, куда конкретно смотрит Нагато. Но все же оставался вопрос, в чем его причина.

– Как дела с ID? – внезапно спросил Нагато, отвлекая Джираю от мыслей. ID – новое имя Нагато, которое использовалось как его основное алиби. «Пейн» все-таки не годилось для представления в обществе, хотя и было по душе наемнику.

– Да, почти готово. Завтра закончим.

– Хм.

– Все в порядке, Нагато? – осторожно спросил Джирая. – Ты кажешься немного потерянным.

Нагато сначала удивился внезапной серьезности учителя, но тут же понял, что тот снова пытается просунуть свой нос в дела, которые его совершенно не касаются.

– Порядок, – почти что прошипел он и, не сказав больше ни слова, прошел вглубь комнаты.

Джирая раздраженно вздохнул. «Опять начинаем, да?».

...
Наруто был общительным мальчиком. С самого рождения его окружала загадочная аура, притягивающая людей без особых на то усилий: была ли в этом вина его умиляющих взглядов, восхищение его большими глазками или преклонением перед его требовательным нытьем. Цунаде усмехнулась. Она еще не видела ребенка громче этого обормота.

Ее подруги были прекрасным примером действия его удивительного очарования. Обе давно пали ниц перед невинным сорванцом. «В один прекрасный день этот мальчик станет покорителем женских сердец», – подумалось Цунаде. Если бы только он знал это... но она не собиралась поднимать парнишке самооценку. Его невежество было превосходным оружием, которое не стоит растрачивать зазря.

Цунаде подхватила двумя пальцами несколько спутанных красных прядей и, мурлыча себе под нос, стала вплетать их в крепкие маленькие косички. Кьюби спокойно сидел между ног своей тети, молча слушая, как Наруто рассказывает истории. Его почитатели – Шизуне и Кацуя – не особо вслушивались в подробности, больше умиляясь сверкающим глазам прелестного мальчика, когда его очередная «невероятная» история достигала своей кульминации.

Цунаде бы не стала говорить, что Кьюби так уж сильно отличается от Наруто. С обоими было приятно общаться, при этом оба отличались упрямством и находчивостью; заботились о небезразличных им людях, уважали тех, кто вызывал почтение, и доверяли тем, кто был для них опорой. Конечно, при общих чертах были и индивидуальные. Кьюби был более циничным и заносчивым, Наруто отличался легкомыслием и недальновидностью. По сравнению с легким характером младшего Кьюби был более консервативным и не подпускал к себе людей до тех пор, пока не почувствует к ним симпатию. Мальчик в чем-то напоминал одного панка, сидящего недалеко от них в этой же самой комнате.

А если уж речь зашла о панках, кое-что вызывало ее любопытство. С чего бы этому равнодушному наемнику испускать волны ревности в их направлении? Неужели это как-то связано с волосами? И тут ее глаза расширились от осознания.

Кьюби напрягся, когда он встретился взглядом с крестным, и быстро отвернулся, раздражительно насупившись.

– Значит... – Цунаде вызывающе усмехнулась Нагато, не удержавшись от тихого смешка, когда тот прыснул и отвернулся. Она знала, что он знал, что она знала, что его так беспокоит. Бедняжка, в его пустой голове сейчас, наверное, гремит целая эмоциональная война.

– Ай! Бабуля! – Кьюби обвиняюще посмотрел на нее, когда она дернула его за волосы.

– Будешь хмуриться – морщины появятся, – Цунаде легко щелкнула Кьюби по лбу; тот быстро потер место ушиба, прежде чем там появилось красное пятно. – Вы что-то хотите сказать мне, молодой человек?

Кьюби уткнулся взглядом в пол; его надутые губы никак не сочетались с грустным взглядом.
– Ничего.


Этот мрачно-жалобный взгляд не выходил у Джираи из головы, отвлекая его от любимых дебатов с Гамакеном и Гамахиро. Тайной темой их обсуждения были красотки с шикарными объемами. Вообще-то предполагалось, что речь будет идти о его новом романе, но как-то перешел в другое русло… впрочем, как всегда.

Новеллист вежливо извинился перед собеседниками и те, махнув на него, присоединились к дамам в гостиной. Джирая же с теплой улыбкой похлопал Нагато по плечу, отвлекая того от слежки за «врагом», коим в этот раз оказалась Цунаде.
– Пойдем. Нам надо выпить.

Нагато задержал взгляд на мальчиках еще на несколько секунд, прежде чем направится за учителем на кухню. Он напомнил себе, что может позволить себе успокоиться и расслабиться. В этом районе можно было не беспокоиться о безопасности детей. Дом Джираи слыл одним из самым хорошо защищенных мест в Японии. Но как бы он ни хотел насладиться этим редким моментом покоя, кое-что, не отпускающее в течение последних дней, продолжало его тревожить. Довлеющее, нерешенное, разочаровывающее…

– Только человек может чувствовать эмоции, Нагато. В это нет ничего плохого. И это совсем не вредно для здоровья, – Джирая налил две порции саке и протянул одну раздираемому противоречиями наемнику.

Нагато взял плошку, слегка нахмурившись.
– Эмоции – это помеха, – заявил он. – И они не впервые создают проблемы в моей работе.

– В работе они могут быть помехой, но не когда ты с мальчиками.

Нагато пригубил саке.
– Это одно и то же.

Джирая укоризненно покачал головой.
– Тому, кто учил тебя жизни, надо по яйцам наподдать.

– Это был ты, – без задней мысли напомнил ему Нагато.

– Твоего первого учителя надо обвинять, а не меня! – Джирая громко сглотнул алкоголь и тихо выругался. – Эта змея никогда не знала, что такое сопереживание.

– Орочимару недолго был моим информатором и советником, ничего больше. И он никогда не был моим учителем, ты знаешь это.

Джирая вздрогнул, но быстро переиначил свои слова.
– Да, но я учил тебя защищать себя, чтобы стать сильным. Но не становится ходячим бесчувственным подобием машины-убийцы.

– И посмотри, как ты прекрасно справился, – равнодушно «похвалил» его Нагато.

Однако Джирая отступать не собирался.
– Эх... что ж, жалеть мне не о чем, – широко усмехнулся Джирая, в очередной раз удивив и смутив Нагато. Несмотря на то, что он хорошо знал своего учителя... он никогда до конца не понимал логику его мышления. Джирая мог ругаться на чем свет стоит, а через минуту уже лить слезы гордости.

– Поверь, это не требует от тебя сверхспособностей, – Джирая снова наполнил пустые плошки, не смотря на Нагато. – Нужно просто сказать пару слов.

Потянувшись к плошке, он замер, затем взял наполненную емкость. Можно было не спрашивать: он знал, о чем говорит учитель. И как бы это не раздражало, стоило поаплодировать назойливой проницательности Джираи. Этот пройдоха, похоже, отлично повеселился, наблюдая, как его ученик борется со своими «семейными» проблемами. Но он не доставит ему такого удовольствия и вообще хрен признается в каких-то проблемах.
– Не представляю, о чем ты говоришь, – заявил он, продырявив взглядом стол, затем перевел глаза на учителя, надеясь продырявить и его тоже.

– Ну же. Это детская игра. Нужно сделать вот так: смотри! – Джирая указал на свои улыбающиеся губы и сделал печальное лицо раскаивающегося грешника. – Ну прости-и-и-и-и, что я был таким кретином, Кью-ю-юби. Да?

Нагато никогда еще не хотел убивать так сильно.

– О боже, ну и гордый ты, – Джирая быстро схватил свою плошку и стремительно покинул кухню, пока Нагато не решил, что пора въехать своей плошкой кому-то в глаз. Он найдет более подходящее время поговорить со своим учеником, но сейчас Джирая решил, что жизнь ему все еще дорога.

...
Наруто был счастлив, потому что люди вокруг были счастливы. Но он расстроился, когда, повернувшись, увидел, что его брата нет в комнате.
– Кьюби? – он позвал брата и, соскочив с колен Кацуи, выскользнул из круга взрослых – к разочарованию последних.

Наруто бросился к тете, умоляюще глядя на нее: куда пропал его брат? Цунаде ласково погладила его по голове и указала на окно. Кьюби сидел на заднем дворе, около пруда. Наруто радостно подпрыгнул и схватился было за дверь веранды, чтобы выбежать наружу, но в последний момент остановился. Он посмотрел направо, заметив старика, сидящего в кресле и курящего трубку. Сам старик был не таким уж интересным, но вот то, что сидело у него на голове, – определенно было.

Гамабунта выдохнул кольцо дыма, открыл глаза и едва не поперхнулся, увидев рядом пристально глазеющего на него ребенка.
– Ты на что уставился, сопляк?

Грубовато-хриплый голос курильщика не произвел впечатления на мальчика, который ошеломленно смотрел в круглые глаза, пялящиеся на него с лысой головы. Существо с овальными желтыми глазами внезапно громко квакнуло.

– Мистер, – Наруто дернул его за штанину и указал наверх, – у вас лягушка на голове.

Гамабунта зло сузил глаза. Предложение прозвучало так, словно он не в курсе, что кто-то сидит у него на голове!
– Не дерзи мне, мальчишка! Я знаю, что у меня на голове! Это не лягушка. Это жаба.

Не обращая внимания на то, что мужчина явно не рад его вниманию, Наруто продолжил:
– Вау... серьезно?! – его глаза счастливо засияли. – А я не знал, что мужчины могут отращивать жаб на голове!

– Что зна...? Да ты мелкий болван! Она не растет у меня на голове! Просто отдыхает!

– А мне можно там отдохнуть?

– Чего?

– Я хочу посидеть с мистером Лягушонком у вас на голове, – Наруто улыбнулся будто сама невинность во плоти; он говорил не думая.

Гамабунта громко рассмеялся над этим глупым предложением.
– А с чего ты взял, что я позволю вонючей мелюзге вроде тебя сидеть на моей голове?

– Я не вонючий, – надувшись, рассердился Наруто. – И меня не зовут мелюзгой. Я Наруто.

– Суп?

Нет! – Наруто зло притопнул ногой и гордо ткнул себя пальцем в грудь. – Я Намикадзе Наруто! И вам следует хорошенько запомнить это имя!

– А что такого особенного в этом имени? – не впечатлился Гамабунта. – Ха! Вот же умора.

– Ах так?! Ну подожди, лысый старикашка! Имя Намикадзе станет легендой в миле!

Гамабунта в ярости сузил глаза в ответ. Даже оговорка в «мире» не развеселила его.
– Как ты меня назвал?!

...
Джирая весело фыркнул, зайдя на веранду. Гамабунта с угрюмой миной отдыхал в кресле, стараясь не улыбаться да и вообще не смотреть в сторону светловолосого парнишки, сидящего на земле и играющего с его ручной жабой. Парень оказался поистине магическое воздействие на окружающих, это стоило признать. Получить привилегированное право дотронуться до драгоценной жабы Гамабунты мог только сверхчеловек.

– Наслаждаемся жизнью? – по-дружески подначил его Джирая.

– Расскажешь кому-то, убью, – прохрипел в ответ старик.

Джирая покачал головой и направился к своей основной цели. Старого лягушатника можно потом поддразнить, а у него есть семья, которую нужно снова свести вместе. И раз уж мистер Хладнокровие не собирается делать первый шаг, это должна сделать другая сторона. Джирая тихо приближался к маленькой спине сидящего около пруда мальчика.


Еще один камень ударился о поверхность воды и мягко опустился на дно, к своим ранее брошенным собратьям.

– Привет, мой мальчик!

Кьюби едва из кожи вон не выпрыгнул; а собранные им камешки рассыпались.
– Эро-Сеннин?

– Йо… стой! Эро? Да что… как так?!

Озорные лиловые глаза просто смотрели на него, излучая невинность и изумление.
– Но разве не все так тебя зовут?

У Джираи глаз дернулся: коне-е-е-ечно, он-то хорошо знал, каким невинными могут быть эти мальчишки. «Маленькие демонята!» Но сейчас было не место и не время начинать спор и неважно, что тем самым он самым жестоким образом практически разрешит детям звать его Эро (вишь ты!). Джирая выдержит это и пойдет дальше с высоко поднятой головой! Именно поэтому он был хорош. «И собой тоже!».

– Эро-Сеннин? Тебе что-то нужно?

«Точно!» – Джирая вынырнул из своих фантазий и опустился на корточки рядом с мальчиком.
– Можно мне присесть здесь?

Кьюби пожал плечами и собрал свои разбросанные камешки, метая их один за другим в пруд.

Джирая с удовлетворенным оханьем плюхнулся рядом, прямо на землю, и добродушно пихнул Кьюби бедром, устраиваясь поудобнее и заставив того выпрямиться.

– Эй! Ты что делаешь, Эро-Сеннин?!

Джирая усмехнулся, довольный, что привлек внимание мальчика.
– Ничего особенного, парень! Просто хочу растрясти королеву драмы в депрессии.

Кьюби сидел и дулся, пока смысл сказанного не дошел до него.
– Я не королева драмы!

– Да? Наверное, обознался. А то подумал записать тебя на конкурс красоты. Спорю, что с такой мрачной мордашкой ты выиграешь любое состязание, тебя ждет колоссальный успех.

– Ну ты и придурок, Эро-Сеннин! – Кьюби вскочил на ноги и уже хотел убежать, но большая рука обвила его вокруг талии, и он внезапно упал обратно, растянувшись на смеющемся дяде.

– Ладно-ладно... не надо так. Ты же знаешь, что я дразню тебя.

Кьюби перекрестил руки на груди и, отвернувшись, вздернул нос.

– Но серьезно, что это за вытянутое лицо, Кьюби? Разве ты не знаешь, что дамы не переносят угрюмых мужчин?

– Плевать.

– Такой взрослый мальчик, и так неподобающе себя ведет. Некрасиво.

Кьюби смерил его взглядом.

– И вот в этой раздражительности совсем нет необходимости.

Кьюби отвернулся, отказываясь отвечать, даже когда Джирая замолчал и просто стал гладить его по голове. Он больше ничего не говорил, просто ждал, когда же мальчик откроется сам, без принуждения. И Джирая не прогадал. Даже раньше, чем он ожидал, Кьюби заговорил.

Пряча глаза под челкой, покусывая нижнюю губу, он спросил:
– Эро-Сеннин. Почему он ненавидит нас?

Джирая даже не стал уточнять, о ком он говорит.
– Нагато не ненавидит вас.

– Нет! Ненавидит! Мы ему не нужны! – возразил Кьюби, но тут же понизил голос, увидев упрекающий взгляд дяди. – Он сам так сказал. Кричал на нас. Он... испугал Наруто... и меня тоже.

Джирая вздохнул. Ему нечего было сказать, чтобы оправдать Нагато.
– Не принимай это близко к сердцу. Ему очень сложно показывать эмоции.

– А у него их и нет, – найдя ногой камешек, Кьюби зло бросил его в пруд.

– Ох... ты даже не представляешь, парень, сколько их в нем, – рассмеялся Джирая. – Вы с Наруто, может, и не видите этого, но он заботится о вас, больше, чем вы когда-нибудь узнаете.

– Он не счастлив.

– Он просто не хочет показывать это на людях, но внутри он счастлив.

– Он бесчувственный.

– Он имитирует.

– Он грубый.

– Не специально.

– Он злой.

– Он защищает.

Кьюби зашипел на своего дядю, его мозг разрывался надвое в поисках компромата на своего крестного.
– Он отвратительно готовит.

На такой аргумент Джирая просто расхохотался.
– Дай же ему шанс, Кьюби. Думаю, ты будешь удивлен, когда узнаешь его получше.

Кьюби ненадолго замолчал.
– Не думаю, что хочу узнать его получше.

Джирая благожелательно улыбнулся и обнял притихшего мальчика, подвинув ближе к себе.
– Будь терпеливее. Он не такой плохой, каким кажется.

– … Он пристрелил человека, Эро-Сеннин.

А вот этого Джирая не знал.
– Как?


– Ты убил человека на глазах у детей?!

Нагато уставился на озадаченного учителя. Джирая внезапно ворвался в дом, нарушил его личное пространство и начал, брызжа слюной, оглушительно орать ему в лицо.

– А чего ты так удивлен? Не знал?

Нет! Я думал, что ты просто вел себя как всегда, по-кретински!

– И это говорит мне тот, кто всегда все знает?

Джирая был не в настроении выслушивать его сарказм.
– Нагато! О чем ты, черт возьми, думал?

– Я думал о том, как мне вытащить детей из-под обстрела. Может быть, если бы ты там был, ты бы подсказал мне идею получше!

– Не переводи разговор на меня!

– А ты не учи меня делать мою работу!

Цунаде и гости заволновались; атмосфера вокруг мужчин накалилась. И шанс остановить их, пока они не выяснят отношения, не подняв на уши весь дом, практически был равен нулю.

– Нага-чан? – Джирая и Нагато тут же прекратили ругаться, услышав детский голосок.

Наруто сонно потирал глазки, едва передвигая ноги: он вымотался и хотел спать.
– Я устал. Можно, мы пойдем?

Краем глаза Нагато заметил, что Кьюби тоже возвращается в дом, прикрывая широкие зевки ладошкой.

– Конечно, – Нагато пошел навстречу и подхватил мальчика на руки; женщины позади них умилительно ахнули. Нагато в раздражении дернул глазом. – Не надо провожать нас, Джирая. Доброй ночи.

– Нет, – возразил Джирая. – Переночуете здесь. Не хочу, чтобы вы ехали домой на ночь глядя. Пойдемте, устрою вас в гостевой комнате.

Нагато нахмурился, все еще чувствуя себя несправедливо недооцененным после безосновательной отповеди Джираи, но тем не менее кивнул. Детям нужен спокойный сон.

– Пойдем, Кьюби, – Нагато оглянулся, удостоверившись, что красноволосый идет следом. На лестнице Нагато едва не выронил Наруто – от удивления – когда почувствовал, как Кьюби крепко вцепился в его рубашку. Кьюби не смотрел на него, а Нагато не посмел обернуться назад. Вышла ситуация, странная для обоих непримиримых сторон, и лишь позже они смогут понять и отдать уважение решению друг друга.

Кьюби не слишком много понял из всей этой взрослой белиберды, но может быть, просто может быть, у Нагато были причины поступить так той ночью. Его брат не понимал, сколько заплатил Нагато, убив тех людей, но Кьюби знал, что ненормально. Убивать – нехорошо. Люди не убивают других людей без причины. В этот раз Кьюби понял, что Нагато сделал это, чтобы спасти их, но сделал с такой легкостью, что немного испугало Кьюби. Значило ли это, что Нагато убивал раньше? Был ли он плохим? Потому что в фильмах плохих людей всегда убивают или грабят; и их истории никогда хорошо не заканчиваются. Был ли Нагато плохим?

Кьюби поднял взгляд на спящего брата. Наруто лениво уронил руки на шею Нагато, прижался щекой к сильному плечу, ресницы не двигались и не трепетали. Кьюби чувствовал излучаемое им спокойствие, даже несмотря на близость Нагато. Он полностью и без всяких сомнений доверял крестному. А что Кьюби точно знал: его брат знал людей, которым стоит доверять и которые не навредят ему. Нагато кричал на них, испугал их немного, да, это так, но он никогда не выказал намерения действительно навредить им. Это было правдой. И все же, снова спрашивал себя Кьюби: был ли Нагато плохим человеком?

Кьюби протянул руку и сжал пальцы на рубашке своего крестного. Нет. Он не верил, что Нагато был плохим. Поэтому и не хотел упускать его из виду.

Наблюдавший за ними Джирая спрятал легкую улыбку, заметив, что Кьюби держится близко к Нагато, несмотря на стиснутые зубы и мечущийся взгляд. Кьюби сделал первый шаг к их примирению. Мальчик был очень сильным.
«Молодцом».

...
Плотный дым от сигары наполнил темную комнату, а едкий никотиновый запах витал в воздухе.
– Эта тварина мне авторитет подтачивает!
Маленькая настольная лампа слегка вздрогнула, когда кулак ударил по столу. Поверхность задрожала, а чашка дымящегося кофе упала, запачкав белый ковер.
– Мне плевать, кто он такой. Сделайте с этим что-нибудь или я это сделаю сам! Я хочу, чтобы он исчез, ясно?!
Его пальцы сжали мобильник, затем он оторвал его от уха и заорал на своего собеседника:
Ты гребаный слабак! Даже не утруждайся возвращаться, иначе тебе крышка! – закончив разговор, мужчина отбросил мобильник на стол и развернулся в кресле лицом к окну.

– Босс? – двое других мужчин в комнате терпеливо ожидали приказа своего лидера. Они стояли прямо, неподвижно перед столом.

Выкинув сигару в окно, тот, кого назвали боссом, встал с кресла и посмотрел на телохранителей; его хилое тело было не выше спинки кресла, по сравнению с ростом его подчиненных.

– Этот Пейн стал назойливой помехой моему бизнесу.

– Нам позаботиться о нем, господин Гато? – спросил бледнолицый, более плотного телосложения, его темные глаза-бусинки жаждали пролить немного крови.

Гато сорвал круглые очки с носа.
– Нет.
Схватив со стола трость из темного дерева, мужчина пошел на выход; телохранители ступали по пятам.

– И каков ваш план? Я слышал, что Пейн – далеко не легкая добыча.

– Пф. Ты еще смеешь сравнивать подчиненных этой второсортной крысы Ханзо со мной, Зори. Я очень сильно сомневаюсь, что ублюдок Пейн дотягивает до нашего уровня, – пророкотал второй телохранитель. Мужчина был более загорелым, чем его коллега, и более мускулистым. Его русые волосы были зализаны назад и стянуты тремя узлами; черная повязка, скрывающая правый глаз, добавляла ему больше зловещия в глазах его жертв. – Я бы разрезал его пополам с закрытым глазом.

Зори закатил глаза на своего сверх самонадеянного коллегу. Он-то хорошо знал, что Вараджи видит только одним глазом, так что согласно его логике, он якобы мог бы угробить Пейна с закрытыми глазами.

Гато зло рассмеялся.
– Вам двоим следует быть терпеливее. Ведь мы не будем просто сидеть и ничего не делать. Но для вас у меня есть другое задание.
Гато закрыл дверь своего кабинета и прошествовал по длинным коридорам «Компании Гато». Остальные кабинеты были уже давно закрыты и пусты, только несколько ночных охранников обходили здание и проверяли территорию.

– Да? А что насчет Пейна? – спросил Вараджи, слегка разочарованный, что ему не доведется столкнуться со печально известным наемником, который был пустым местом и в то же время известной личностью в мире криминала.

– Я бы на вашем месте о нем не волновался. И вообще, зачем нам марать руки таким ничтожеством, если есть столько шестерок, готовых сделать это за нас?

– И кого вы планируете отправить за ним, господин Гато? – поинтересовался Зори.

Гато ткнул концом трости в кнопку вызова лифта и ответил:
– Старого знакомого, который сильно мне задолжал. Забузу Момочи.

Для Обзоров


@темы: Naruto, текст, Сломать оковы: неоднозначное решение

URL
Комментарии
2016-09-02 в 19:42 

:dance3:
Продолжение! :pozdr3:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Записки с барной стойки

главная